Настройки

Грузится

«Путин сидит на вершине рушащейся Пирамиды Власти». Эссе писателя Владимира Сорокина о войне с Украиной

Коллаж, основанный на иллюстрации «Мысль» португальского художника Vasco Gargalo

Несколько дней назад Владимир Путин ввел войска в Украину, назвав это «военной спецоперацией». Несмотря на то что сотни тысяч россиян высказались против этой войны, во многих странах мира ежедневно проходят антивоенные митинги, а Россия подверглась тотальной политической изоляции и беспрецедентным экономическим санкциям, «спецоперация» продолжается.

Одним из самых резких высказываний об идеологии, которая привела к войне, стало эссе Владимира Сорокина — автора культовых романов «Норма», «Голубое сало» и «День опричника». В статье, опубликованной в издании The Guardian, знаменитый писатель разбирает историю и феноменологию двадцатилетнего правления Владимира Путина, вступившего сегодня в конфронтацию со всем цивилизованным миром. Мы перевели это эссе, обличающее противоречивую идеологию путинизма и объясняющее, почему война — это начало конца авторитарного правления.

24 февраля треснули и развалились доспехи «просвещённого самодержца», которые Владимир Путин носил последние двадцать лет. Мир увидел монстра — обезумевшего в своих желаниях и безжалостного в своих решениях. Чудовище росло постепенно, набирая силу из года в год, маринуя свою абсолютную власть, имперскую агрессию, ненависть к западной демократии и злобу, подпитываемую негодованием, порождённым распадом СССР. Теперь Европе придётся иметь дело не с прежним Путиным, а с новым Путиным, сбросившим с себя маску «делового партнёрства» и «мирного сотрудничества». С ним никогда больше не будет мира. Как и почему это произошло?

В заключительном фильме трилогии Питера Джексона «Властелин колец», когда Фродо Бэггинсу приходится бросить в бурлящую лаву проклятое Кольцо Власти, кольцо, принёсшее жителям Средиземья столько страданий и войн, он вдруг решает оставить его себе. И по воле кольца его лицо вдруг начинает меняться, становясь зловещим. Кольцо Власти полностью овладевает им. Тем не менее, в книге Толкина счастливый конец…

Когда в 1999 году ослабленный болезнью Борис Ельцин посадил Путина на трон российской власти, лицо его было довольно симпатичным, даже привлекательным, а риторика — вполне здравой. Многим казалось, что человек, восходящий на вершину российской Пирамиды Власти, был интеллигентным чиновником, лишённым гордыни и высокомерия, и современным человеком, понимающим, что у постсоветской России есть только один возможный путь в будущее: демократия. О демократии он тогда много говорил в своих интервью, обещая гражданам РФ продолжение реформ, свободные выборы, свободу слова, соблюдение властями прав человека, сотрудничество с Западом и, самое главное, постоянную сменяемость власть имущих.

Он говорил, что не собирается держаться за это кресло.

В России, как известно, люди до сих пор верят словам и образам, созданным их правителями. И тогда этот человек был личностью «приятной во всех отношениях», как писал в «Мертвых душах» Николай Гоголь: открытой для обсуждения, стремящейся понять каждого, серьёзной, но не лишенной юмора и даже способности посмеяться над собой.

Более того, Путина поддержали некоторые политики, интеллектуалы и политические теоретики, которые сейчас являются яростными противниками его и его системы. Некоторые из них даже прошли через двери его предвыборного штаба, чтобы помочь ему победить на предстоящих выборах. И он победил. Но роковое Кольцо Русской Власти уже было на его пальце и делало свое коварное дело; имперский монстр стал занимать место этого красивого, живого человека.

В России власть — это пирамида. Эту пирамиду построил Иван Грозный в XVI веке — амбициозный, жестокий царь, охваченный паранойей и множеством других пороков. С помощью своего личного войска — опричнины — он жестоко и кроваво разделил Русское государство на власть и народ, своих и чужих, и пропасть между ними стала глубочайшим рвом. Его дружба с Золотой Ордой убедила его в том, что единственный способ править огромной Россией — это стать оккупантом этой огромной зоны. Оккупационная власть должна была быть сильной, жестокой, непредсказуемой и непонятной для народа. У людей не должно быть выбора, кроме как повиноваться и поклоняться ему. И на вершине этой тёмной пирамиды сидит один человек, обладающий абсолютной властью и правом на всё.

Парадоксально, но принцип российской власти за последние пять столетий даже отдалённо не изменился. Я считаю это главной трагедией нашей страны. Наша средневековая пирамида всё это время оставалась высокой, её поверхность менялась, но никогда не менялась её фундаментальная форма. И на её вершине всегда сидел один российский правитель: Петр I, Николай II, Сталин, Брежнев, Андропов… Сегодня на её вершине сидит Путин, уже более 20 лет. Нарушив своё обещание, он изо всех сил вцепился в своё кресло. Пирамида отравляет правителя абсолютной властью. Она посылает архаичные, средневековые вибрации правителю и его свите, как бы говоря:

«Ты — правитель страны, целостность которой можно сохранить только насилием и жестокостью; будь таким же непрозрачным, как я, таким же жестоким и непредсказуемым, тебе позволено всё, ты должен вызывать у своего населения шок и трепет, люди не должны тебя понимать, но они должны тебя бояться».

Судя по последним событиям, идея восстановления Российской империи полностью овладела Путиным.

Увы, Ельцин, пришедший к власти на гребне перестроечной волны, не разрушил средневековую форму пирамиды, а лишь обновил её поверхность: вместо мрачного советского бетона она стала разноцветной, покрытой рекламными щитами западных товаров. Пирамида Власти обострила худшие черты Ельцина: он стал грубым алкоголиком. Его лицо превратилось в тяжёлую, неподвижную маску дерзкой надменности. Ближе к концу своего правления Ельцин развязал бессмысленную войну с Чечнёй, когда она решила выйти из состава Российской Федерации. Пирамида, построенная Иваном Грозным, сумела пробудить империалиста даже в Ельцине, недолговечном демократе; словно русский царь, он послал в Чечню танки и бомбардировщики, обрекая чеченский народ на смерть и страдания.

Ельцин и другие окружавшие его творцы Перестройки не только не разрушили порочную Пирамиду Власти, но и не похоронили своё советское прошлое — в отличие от послевоенных немцев, похоронивших труп своего нацизма в 50-е годы XX века. Труп этого монстра, уничтожившего десятки миллионов собственных граждан и отбросившего свою страну на семьдесят лет назад, стоял в углу: сгниёт сам, думали они. Но оказалось, что он не мёртв.

Придя к власти, Путин начал меняться. И те, кто поначалу приветствовал его правление, постепенно поняли, что ничего хорошего для России эти перемены не сулят. Был уничтожен телеканал НТВ, другие каналы стали переходить в руки путинских соратников, после чего вступил в силу режим жёсткой цензуры; с этого момента Путин был вне критики.

Михаил Ходорковский, глава самой богатой и успешной компании России, был арестован и заключён в тюрьму на десять лет. Его компанию ЮКОС разграбили друзья Путина. Эта «спецоперация» была призвана запугать других олигархов. Так и случилось: часть из них уехала из страны, а остальные присягнули Путину, некоторые даже стали его «кошельками».

Пирамида Власти вибрировала, и её вибрации останавливали время. Словно огромный айсберг, страна плыла сквозь прошлое — сначала советское, потом уже средневековое.

Путин объявил распад СССР величайшей катастрофой ХХ века. Для всех здравомыслящих советских людей его крах был благом; невозможно было найти ни одной семьи, не пострадавшей от Красного Колеса Сталинских Репрессий. Миллионы были уничтожены. Десятки миллионов были отравлены дымом коммунизма — недостижимой цели, требовавшей моральных и физических жертв со стороны советских граждан. Но Путину так и не удалось перерасти в себе офицера КГБ, которому внушили, что СССР — величайшая надежда прогресса человечества, а Запад — враг, способный только на коррупцию. Запуская свою машину времени в прошлое, он словно возвращался в свою советскую молодость, в которой ему было так комфортно. Постепенно он заставил вернуться туда и всех окружающих.

Порочность Пирамиды Власти заключается в том, что тот, кто сидит на её вершине, транслирует своё психосоматическое состояние всему населению страны.

Идеология Путинизма весьма эклектична; в нём уважение к советскому соседствует с феодальной этикой, Ленин делит ложе с Царской Россией и Русским Православным Христианством.

Любимый философ Путина — Иван Ильин, монархист, русский националист, антисемит, идеолог Белого движения, изгнанный Лениным из Советской России в 1922 году и закончивший жизнь в эмиграции. Когда Гитлер пришел к власти, Ильин горячо поздравил его с тем, что он «Остановил большевизацию Германии». «Я категорически отказываюсь оценивать события последних трёх месяцев в Германии с точки зрения немецких евреев… Сброшен либерально-демократический гипноз непротивления…» — писал он. Однако, когда Гитлер объявил славян расой второго сорта, Ильин обиделся, и вскоре Гестапо взяло его под стражу за критику, которую он начал высказывать. Затем его спас Сергей Рахманинов, после чего Ильин уехал в Швейцарию.

В своих статьях Ильин надеялся, что после падения большевизма в России появится свой великий фюрер, который поднимет страну с колен. Действительно, «Россия встаёт с колен» — любимый лозунг Путина и путинистов. Ссылаясь на Ильина, он также пренебрежительно отозвался об украинском государстве, «созданном Лениным». На самом деле независимая Украина была создана не Лениным, а Центральной Радой в январе 1918 года, сразу после разгона Лениным Учредительного собрания. Это государство возникло из-за ленинской агрессии, а не благодаря его усилиям. Ильин был убежден, что после большевиков власть в России «стала антинациональной и антигосударственной, подобострастной к иностранцам, расчленяющей страну, патриотически беспринципной, не исключительно защищающей интересы великой Русской нации без оглядки на блудных малороссов украинцев, которым Ленин дал государственность, так что революция не кончится, а войдет в фазу гибели от западного упадка».

«При Путине Россия встала с колен!» — часто скандируют его сторонники. Кто-то однажды пошутил: страна встала с колен, но быстро встала на четвереньки: коррупция, авторитаризм, чиновничий произвол, нищета. Теперь мы могли бы добавить ещё одну точку опоры: война.

Многое произошло за последние двадцать лет. Лицо президента Российской Федерации превратилось в непроницаемую маску, излучающую жестокость, гнев и недовольство. Его основным инструментом общения стала ложь — ложь маленькая и большая, наивно поверхностная и сильно структурированная, ложь, в которую он как будто сам верит, и ложь, в которую он не верит. Россияне уже привыкли к лживой риторике своего президента. Но теперь он приучил к этой лжи и европейцев. И вот очередной глава европейской страны летит в Кремль, чтобы выслушать традиционную порцию фантастической лжи (теперь уже за параноидально огромным столом), кивнуть головой, сказать, что «Диалог получился достаточно конструктивным» на пресс-конференции, а потом просто улететь.

Меркель призналась, что, по её мнению, Путин живет в стране своих фантазий. Если это так, то какой смысл серьёзно взаимодействовать с таким правителем? Он не писатель и не художник, он должен жить в реальном мире и отвечать за каждое своё слово. За шестнадцать лет Меркель, которая выросла в ГДР и поэтому должна понимать истинную природу Путина, «наладила диалог». Итоги этого диалога: захват отдельных территорий в Грузии, аннексия Крыма, признание ДНР и ЛНР, а теперь: полномасштабная война с Украиной. После войны с Грузией и захвата её территорий «миротворец» Обама предложил Путину… перезагрузку их отношений! То есть давай, Владимир, забудем всё это и начнём с нуля. Результатом этой «перезагрузки» стала аннексия Крыма и война на востоке Украины.

Внутренний монстр Путина не просто так взращён нашей Пирамидой Власти и коррумпированной российской элитой, которой Путин, как царь сатрапам, бросает со своего стола жирные, сочные коррупционные куски.

Его также культивировало одобрение безответственных западных политиков, циничных бизнесменов, коррумпированных журналистов и политологов.

«Сильный и последовательный правитель!» Это завораживало их. «Новый русский царь» был для них чем-то вроде русской водки и икры: бодрит!

За это время я встретил в Германии многих поклонников Путина, от таксистов до бизнесменов и профессоров. Один престарелый участник студенческой революции 68-го года признался:

— Мне очень нравится ваш Путин!

— А почему именно?

— Он сильный. Говорит правду. И он против Америки. Не то что слизняки, которые тут у нас.

— А вас не смущает, что в России чудовищная коррупция, практически нет ни выборов, ни независимых судов, оппозиция уничтожается, провинция нищает, Немцов убит, а телевидение стало пропагандой?

— Нет. Это ваши внутренние дела. Если русские принимают всё это и не протестуют, значит, им нравится Путин.

Железная логика. Опыт Германии 30-х годов, похоже, ничему таких европейцев не научил.

Но я надеюсь, что большинство европейцев не такие. Что они знают разницу между демократией и диктатурой — между войной и миром. В своем лживом обращении Путин назвал нападение на Украину «военной спецоперацией» против «украинских агрессоров». Что значило: миролюбивая Россия сначала аннексировала Крым у «украинской хунты», потом развязала гибридную войну на востоке Украины, а теперь нападает на всю страну. Почти как Сталин с Финляндией в 39-м.

Для Путина сама жизнь всегда была спецоперацией. Из чёрного порядка КГБ он усвоил не только презрение к «нормальным» людям, всегда являвшимся расходным материалом для советского молох-государства, но и главный принцип чекиста: ни одного слова правды. Все должно быть спрятано, засекречено. Его личная жизнь, родственники, привычки — всё всегда было скрыто, обрастало слухами и домыслами.

Теперь стало ясно одно: этой войной Путин переступил черту — красную черту.

Маска сброшена, броня «просвещённого самодержца» треснула. Теперь все западники, симпатизирующие «сильному русскому царю», должны заткнуться и осознать, что в Европе XXI века развязывается полномасштабная война. Агрессор — путинская Россия. Это не принесёт Европе ничего, кроме смерти и разрушения. Эту войну развязал развращённый абсолютной властью человек, который в своём безумии решил перекроить карту нашего мира. Если послушать речь Путина о «спецоперации», то Америка и НАТО упоминаются в ней чаще, чем Украина. Вспомним также его недавний «ультиматум» НАТО. Таким образом, его целью является не Украина, а западная цивилизация, ненависть к которой он впитал с чёрным молоком, которое он пил из соска КГБ.

Кто виноват? Мы. Русские. И эту вину нам теперь придётся нести, пока путинский режим не рухнет. А он обязательно рухнет, нападение на свободную Украину — это начало конца.

Путинизм обречен, потому что он враг свободы и враг демократии. Люди наконец поняли это. Он напал на свободную и демократическую страну именно потому, что это свободная и демократическая страна. Но он обречен, потому что мир свободы и демократии намного больше, чем его тёмное и мрачное логово. Обречён потому, что хочет нового Средневековья, коррупции, лжи и попрания человеческих свобод. Потому что он — прошлое. И мы должны сделать всё, что в наших силах, чтобы этот монстр остался там — в прошлом — на все времена, вместе с его Пирамидой Власти.

GRID